Разъяснение по поводу инициативы Федеральной службы судебных приставов о предоставлении Службе полномочий для обращения в суд в случаях передачи должниками своего имущества третьим лицам

12 февраля 2013

В феврале т.г. в средствах массовой информации появился ряд материалов, комментирующих инициативу Федеральной службы судебных приставов по предоставлению Службе полномочий для обращения в суд в случаях, если имущество должников оформляется на третьих лиц.

В частности, в статье О. Егорова и Н. Потемкина «Что у пристава на уме?», опубликованной 01.02.2013 в региональном издании Удмуртской Республики «Красное знамя», высказывается сомнение в целесообразности подобной инициативы, поскольку, по мнению газеты, «если инициатива будет одобрена, то не исключено, что многим честным покупателям придется доказывать в суде свою невиновность».   

В связи с этим Служба судебных приставов хотела бы разъяснить следующее.

В настоящее время распространена практика, когда недобросовестные должники передают принадлежащее им имущество в пользование и владение либо отчуждают его третьим лицам (в том числе имущество,  подлежащее передаче взыскателю в натуре в соответствии с требованиями судебных актов).

Вопрос о применении последствий ничтожности сделок по отчуждению имущества и имущественных прав должника, совершенного им в целях уклонения от исполнения требований исполнительных документов, рассматривается судом в порядке искового производства. На сегодняшний день правом на подачу такого иска действующим гражданским законодательством наделен взыскатель.

При осуществлении розыскных мероприятий судебные приставы нередко выявляют факты оформления должниками имущества (транспортные средства, недвижимость, техника, предметы обихода и т.д.) на других лиц (родственники, приятели, коллеги, соседи и т.д.) и заключение различного рода сделок между аффилированными лицами. Одновременно они собирают доказательную базу, подтверждающую недобросовестные действия должников по отчуждению принадлежащего им имущества. Соответствующие материалы передаются взыскателям для подачи искового заявления.

В 2012 году судебными приставами, осуществляющими розыск, выявлено 328 фактов заключения должниками мнимых сделок с целью сокрытия своего имущества.

Судебные органы, принимая решение о признании сделок мнимыми или ничтожными, основываются на доказательной базе, собранной судебными приставами-исполнителями.

Например, в Управлении ФССП России по Республике Карелия в рамках розыскного дела из органов ГИБДД была получена информация о том, что должник допустил нарушение правил дорожного движения на автомобиле, принадлежащем его родной сестре. Однако ранее данный автомобиль принадлежал должнику и был перерегистрирован на сестру через шесть дней после того, как суд вынес решение о взыскании с должника денежных средств. Взыскатель обратился в суд с исковым заявлением о признании сделки по отчуждению автомобиля недействительной, приложив информацию, собранную судебными приставами в ходе розыска имущества должника. Исковое заявление удовлетворено судом полностью.

Немало примеров, когда должники, осознавая последствия признания сделок недействительными, принимают меры по оплате долга до сбора доказательств и обращения в суд.

Федеральная служба судебных приставов считает, что судебный пристав, наряду с взыскателем, должен быть наделен правом на обращение в суд с требованием о применении последствий недействительности ничтожной сделки, направленной на уклонение от исполнения требований исполнительного документа.

Эта инициатива в первую очередь избавит взыскателей, уже доказавших в судебном порядке свои права на возмещение должником причиненного им ущерба, от дополнительной судебной тяжбы, а также ускорит решение вопросов обращения на имущество.

Работа по подготовке соответствующих изменений законодательства запланирована в рамках реализации государственной программы «Юстиция» (подпрограммы по повышению эффективности исполнения актов судебных и иных органов).

 

Пресс-служба ФССП России

Время создания документа: 02 апреля 2016 15:37

Версия для печати